Крадущийся в свете (newcopperbeard) wrote,
Крадущийся в свете
newcopperbeard

Про скорбную дату и перспективы монархии

Сегодня многие пишут про убийство царской семьи и монархию как таковую. Вы знаете, что я сторонник идей анархизма, и к монархии, как и к любой власти (i.e. иерархии доминирования), отношусь, по крайней мере, с большой настороженностью, а кроме того, Господь всё о царской власти высказал исчерпывающим образом в 1-й книге Царств, глава 8.

Что касается убийства императора Николая и его семьи, то скажу лишь, что убийство детей омерзительно, чем бы это не оправдывалось; это худшее, что происходит в мире. Важно то, что степень омерзительности этого деяния не зависит от того, какого именно ребенка убивают (царевича, крестьянина, поповича, белого, негритенка, армянчика, еврея или арабчика). Нет «более или менее ценных» для Бога детей – кровь каждого из них одинаково пронзительно вопиет от земли. А детей тогда (и потом, и сейчас продолжают, во всем мире. Переняли методику, очень уж она оказалась эффективной.) нажгли и нарезали достаточно со всех участвующих сторон. Царевич Алексей и ОТМА всего лишь стоят в общем лике детей в белых одеждах. А «более или менее ценные» придуманы хищными псевдочеловеками-людоедами для обоснования своих действий.

Тем не менее я хочу сказать о монархии нечто положительное, о конкретной монархии – доме Романовых. Не о ее трагическом конце, о чем сегодня все пишут, а о начале: об избрании на царство Михаила Романова в 1613-м. Это событие было в определенном смысле уникальным, как один из немногих случаев формирования долгоживущей нехищной власти (если пользоваться терминологией Б.Диденко, см. его книги «Цивилизация каннибалов» и «Хищная власть»).

Большинство мировых монархий формировалось обычным (хищным) способом: путем прорыва альфа-доминантных самцов (как правило, в эпоху формирования монархий это были суперанималы – палеоантропы) к абсолютной власти и сакрализации собственного статуса посредством дубины, меча, утыканной гвоздями палицы, а иногда и дубовой скамьи, которой проламывали голову конкуренту, упившись на пиру (см. почти все мировые эпосы). Реже это были псевдолюди-суггесторы, те чаще пользовались «соком белены во фляге»(с). (Примерно такую технологию борьбы за доминирование использовали крестьяне в средние века, когда выращивали «крысиного короля» - суперкрысу-каннибала).

В России в 1613-м всё было несколько иначе. Во-первых, хищные суперанималы и суггесторы в значительной степени выгрызли друг друга в ходе Смуты (подобные взаимоистребительные войны (вроде войны Алой и Белой роз) приводят к падежу поголовья хищных гоминид и служат (хочется надеятся все-таки, что не «служат», а «служили»…), очевидно, защитным механизмом самосохранения человечества).

Во-вторых, Народное Ополчение, очевидно, было одной из первых масштабных, эффективных и успешных попыток самоорганизации (деятельной Анархии) нормальных (нехищных) людей. Таким же эффективным органом самоорганизации нехищных людей был и Земской собор в Москве, в котором участвовало 800 выборных из 58 городов, посадских и сельских представителей. И вполне закономерно, что выбран был такой же нехищный кандидат. Не очередной разбойный князь-суперанимал в нахлобученной на рогатый шлем волчьей шкуре, поддерживаемый лихой дружиной, а задрот мальчишка, которого поддерживали даже не наиболее влиятельные боярские кланы (т.е. хищные прайды), а сложившийся в ходе работы Земского собора кружок второстепенных членов разгромленных боярских группировок (т.е. совсем не альфа- или субальфа-самцы). О нехищности кандидата свидетельствуют итоги его правления – мир со Швецией и Речью Посполитой, а также косвенно то, что его отец впоследствии стал Патриархом Московским.

Нехищная составляющая, заложенная в основание монархии Романовых, давала себя знать на протяжении всех трехсот лет правления. За редким исключением (напр., Петр I, который монархию существенно охищнил; это спустя два века и выстрелило) большинство российских государей демонстрировали преимущественно нехищное поведение. Скажем, в царствование Елизаветы Петровны не было приведено в исполнение ни одного смертного приговора, за эти три века мы почти не вели захватнических войн и пр.

И последний император, страстотерпец Николай, тоже был вполне нехищным человеком. Настолько нехищным, что выталкивал из окружения тех, кто демонстрировал жесткое поведение (напр., Столыпин), которое тогда, в годы всплеска численности расплодившихся вновь хищников (революционеры и террористы), было необходимо. (Да еще подпал под интердиктивное влияние классического суггестора, Григория Распутина. ) Мягкий, сентиментальный человек, выпала очередь царствовать – и царствовал…

Короче, в условиях наследственной монархии Романовых на протяжении трех веков существовала уникальная в мире ситуация: вероятность прихода к власти (абсолютной!) нормального, нехищного правителя была больше, чем хищника (или гибрида с хищной доминантой, каковым, скорее всего, был Пётр I). Ситуация эта была настолько необычной и нетипичной для человечества, что в 1917-м все просто вернулось на круги своя: власть на «мятежной территории нехищных» опять была захвачена расплодившейся хищной нелюдью.

Однако оправдано ли теперь, век спустя, утирать сентиментальную слезу и грезить о блистательной, благородной и человечной монархии? Нет, и вот почему. Для того, чтобы монархом стал не очередной, озабоченный собственным доминированием, альфа-людоед, а нормальный (нехищный) человек, чьими приоритетами будет созидание и мирное благоденствие страны, и чтобы такое состояние оказалось устойчивым и, главное, устойчиво воспроизводимым, необходимо такое же мощное движение созидательной самоорганизации народа (деятельная Анархия), какое было в 1613-м. А перспектив этого нет, т.к. за последний век, в условиях т.н. «демократии», произошел окончательный отрыв и расхождение множества носителей нравственного и созидательного начала (неоантропов) от множества индивидов, способных и желающих управлять (и просто вести активную общественную деятельность). Короче говоря, на появление граждан Мининых рассчитывать не приходится, а уж на появление князей Пожарских – тем более. Большая часть деятелей всего политического спектра (любой окраски) больше смахивает на семибоярщину, с одной стороны, и Тушинских Воров, с другой. Прорыв к власти гипотетического кандидата в монархи сейчас возможен двумя путями: либо путем схватки пауков в банке, либо, не дай Бог, через кровь. И то, и другое полностью закрывает возможность того, что этот гипотетический кандидат не будет людоедом.

Единственная надежда – на i-революцию.
Tags: зоологическое, с претензией на проникновение в суть, уроки истории
Subscribe

  • Из книги устремленного к Свету

    -- Ты знаешь, когда я был маленьким, мир пах сосновыми иголками, юной травой, бликами на реке за рощей, озерной водой и ромашками. Еще в нем были…

  • И звезда с звездою говорит

    -- ...Очередной придурок, б☆ять, как же они осто[beep!] -- Ай, опять ты за свое! Ну может, он не придурок, а просто недолюбленный? Отец-акцентуат…

  • Танец воздуха (2)

    -- ...Вот слушай, ты же тоже летаешь, а каждый раз одно и то же. Знаешь, как это делается, а всё равно, как только воздух из колючей и вязкой…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments