October 4th, 2015

Синхрония

Попалась мне тут недавно во френдленте подборка "православного юмора", от которой мне стало как-то грусняво. Нет, юмор хороший, добрый, для внутреннего, такскть, употребления. Проблема была в том, что он ничем принципиально не отличался от профессионального юмора геологов, летчиков, сисадминов или, например, армейского. Шутки об экономах, благочинных, клиросных проблемах или подковерных интригах в окружении епископа были того же класса, что и анекдоты про директоров, мэров или генералов. В общем, то же, что и везде, только приправленное фофудьеносной эстетикой.

А на следующее утро, находясь в таких слегка мизантропных размыщлениях ("ат же ж, все одно к одному, ш-шлемазл!"), и перебирая, что бы взять почитать в дорогу, взял я из стопки книг "Диалоги о вере" прот. Валентина Свенцицкого. Ну, и открыл наудачу, знаете, как это делается, зажав срез листов большим пальцем левой руки. Поскольку к синхрониям я давно привык, то нисколько не удивился, что первая страница, на которую упал взгляд, была вот эта:



Я, ребят, не вру, зачем? Подобные вещи обычны в нашем мире, если обращать на них внимание. Осталось только сказать: "Спасибо, я понял."

Про советский кинематограф

Уникальность советского кинематографа в том, что его в принципе не могло быть. Его было снимать некем и не для кого. Врали все, кто имел отношение к его созданию и потреблению: врали заказчики, жестокие и беспринципные партийные функционеры, которым, понятно, нужен был инструмент для управления "трудовыми ресурсами" и их внеэкономического стимулирования. Врали создатели, галутные сценаристы и режиссёры с более или менее заметной фигой в кармане, многие из которых потом оказались "на загнивающем". Врали актеры, которые в быту совсем не были похожи на своих рыцарственных и благородных героев. Врали зрители, которые en masse годам к 70-м уж точно не верили ни ни во что такое (анекдоты про Петьку и Василь Иваныча, "Лёньку" и сексуальные похождения Владимира Ильича помнят, наверное, все октябрята моего поколения), да и с "курением, пьянством и излишествами всякими"(с) тогда тоже все было основательно.

А кинематограф вышел отличный. Умный, нежный, высокий - целый мир, в котором хочется остаться жить навсегда. На "Девяти днях одного года" и "Доживем до понедельника", "Электронике" и "Гостье из будущего", "Служебном романе" и "Обыкновенном чуде", "Покровских воротах" и "Сталкере" я рос и взрослел, и, наверное, я такой, как есть, где-то процентов на 50 благодаря им.

Он был, как светлый город с садами, широкими улицами и мозаичными космонавтами на стенах домов, в котором люди почему-то не захотели жить. Как мир из "Туманности Андромеды" или "Магелланова облака". А выстроить новый, столь же прекрасный, уже не смогли.

0-future

Наверное, трагедия социализма в том, что для него тоже не оказалось достаточно людей, способных в этом Городе жить.

Ad astra

Кстати, сегодня 58-я годовщина запуска первого земного искусственного спутника. Того самого - "Бип-бип - Ро-одина слышит, Ро-одина зна-ает...". Вчера было классное небо - прозрачный чистый воздух после дождя, кристальный, звонкий темно-сапфировый купол и - звё-о-оздыыыы!.. Там наша родина, там, и слышать я ничего не хочу про всяких сущностей, которые там летают. Звезды нам дал Господь, чтоб мы не забывали, кто мы и откуда ниспали. Стоять, задрав голову, с биноклем посреди темного пустыря, периодически вспоминая, что надо-таки вдохнуть. Спутники летают, вчера я их видел, наверное, не менее десятка, в том числе, похоже, и вспышку Иридиума. Кое-что даже снял.

Кстати, прочитал вчера у С.И. Фуделя, в тему: "Я ночевал в новом районе Москвы. Из нелепо-громадного окна открывался холодный вид бесконечных новостроек. В комнате икон не было, а хотелось молиться. Я подошел к окну - уж лучше, думаю, опасности марсианского пейзажа смотреть в глаза, а не создавать в себе в уголке иллюзии, что ничего не случилось. И вдруг, я почувствовал, что молюсь легко и просто, точно и действительно ничего не случилось. Я молился небу, и оно было таким близким, и чувство небесной родины, чувство нестрашности окружающих пространств и еще чувство свободы человека в христианстве с силой охватило меня." ("У стен Церкви")

Да, именно: "чувство небесной Родины и нестрашности окружающих пространств". И невозможное детское счастье, сидящее у солнечного сплетения щекотным тёплым шариком.

Вот пара кадриков, то, что успел обработать, основной массив пойдет позднее.

cassiopea-andromeda

Кассиопея и Андромеда, видны галактика М31 (справа внизу) и рассеянные скопления Хи и h Персея (под Кассиопеей, внизу слева). Тонкая вертикальная линия в левой части фото, проходящая между звездами Рубах и Цих - это не артефакт съемки, а движущийся спутник. Я за ним долго следил в бинокль и снял таймлапс его прохождения через созвездие Кассиопеи. Вот и он (гифка, 2,8 Мб):

Collapse )