November 21st, 2016

В ответ на

Человек человеку бред, темнота и ад, -
Он сказал, - оглянись вокруг, если мне не веришь.
-Нет, - кричу, - человек человеку - сад!
Человек человеку кит, океан и берег!

Человек человеку лето и тёплый дождь,
Посмотри, как сверкает солнце в глазах и в сердце!..
- То блестят ножи – человек человеку нож,
И удар под ребро от рождения и до смерти.

Человек человеку рана, дыра и вой,
Это волк в настоящем и будущем воплощенье.
Волк не может без стаи – покинувший стаю волк –
Это бомж, это тень, он никто никому - кочевник.

Мы всего лишь осколки времени, пыль, стекло.
мы разбитые зеркала и маршрут короткий.
- Нет, - кричу, - мы друг другу движенье, полёт, крыло!
И плечо, и надёжный плот, и весло, и лодка!..

Даже если вот так – на грани и через боль,
Даже если ушёл на дно, где темно и немо -
Всё равно, навсегда – человек человеку – Бог.
Через смерть, через ад – человек человеку – небо.

Мария Махова.

(к этому посту)

тектоническое

"...и я уже знаю, что гаечку туда кидать не буду."©

Знаю место в городе, где постоянно дует плотный встречный ветер. Место открытое, но не самое открытое. Также нет там ”трубы" между домами. Метров двести. Бежать там приходится, наклонившись вперед, как Добрыня, атакующий свищущего Соловья-разбойника. Ветер постоянный настолько, что сдувает с площадки даже лед - тот просто испаряется, сублимирует оттуда.

Знаю место, где постоянно лужи. Если ниже нуля, то лужи и корявые ледяные бугры пересекаются так заковыристо, что риск вывернуть лодыжку вполне реален. Асфальт на этом месте ямистый и выщербленный, при том, что никакого сильного движениия там нет - место среди домов. Оный асфальт постоянно чинят - вы понимаете с каким результатом. Место не в низине - оно на спуске, но это не нижняя точка. Еще там всегда перегорают фонари.

Знаю место, где уже лет сорок тусуются алкаши. Улица, метров четыреста. Уже сменилось поколения три. Выстроили многоэтажные дома. Рядом французкая кофейня. Возвели храм (хотя и маленький). Магазина тут давно нет, а бухло продают везде и уже не с 11 до 7-и. Бутылки тоже не принимают. Район города давно перестал быть шпанистской окраиной, а превратился в спокойный подмосковный suburb, где приобретают квартиры средней стоимости. А группки синих личностей в поисках национальной идеи как тусовались во дворах в семидесятых прошлого века, так и тусуются теперь.