April 25th, 2019

Нулевая фаза

(написано в Великий Четверг прошлого года)

...Никогда не понимал, зачем держат под свечкой бумажку. Воск же никогда не капает вниз - застывает сантиметрах в трех от пламени, потом сгорает. Мне, во всяком случае, никогда не попадал на пальцы...

Пламя в левой руке отчетливо видно сквозь закрытые веки и похоже на маленькое оранжевое солнце. Вот и похоронили Христа. А признайся, Миша, ты ждал этого "...с кустоди-и-е-е-ю-у-у!", двенадцатого Евангелия, чтобы спрятать остаток свечи в карман и выйти в прохладный вечер под загорающиеся звезды? Впрочем, вру: звезд вчера видно не было - небо затянуло легкими облаками. Хотел с Венерой поздороваться, она поднялась из-за Солнца, из вечерней зари, теперь видна по вечерам в темнеющем небе. Чистая алмазная капелька - белая, без мандаринового оттенка Марса, не розовая, как Бетельгейзе, не пурпурная, как Юпитер и не холодновато-голубая, как Вега или Сириус.

Христос смотрел на нее, интересно? У него, наверное, была смешная походка: знаете, бывают люди, двигающиеся очень легко и грациозно, но словно бы так, что ходьба по земле - это не основной способ их передвижения. Вызывающие в памяти это: "...своей неровною походкою крылатых, но не ходких птиц". Они ходят так, словно боятся улететь, как шарик. Или так, что вот сейчас земля дрогнет и превратится в звездную бездну или гладь озера. По звездам или воде им ходить привычнее. Их хочется накрыть стеклянной банкой, как оказавшуюся среди зимы бабочку. Чтобы защитить от центурионов или прочих разных ФГБУ УГМС МП каких-нибудь, те-то держатся на земле прочно! Она, земля, аж вздрагивает от их шагов. И об арматуру, кирпичи они не спотыкаются и осколками битых бутылок ноги не ранят. И земная гравитация им своя, родная, они уж точно никуда от нее улететь не боятся и не хотят, а за это и она к ним ласкова, не гнёт к земле убийственным прессом.

Вот вчера ты мечтал о прохладном вечере и звездах в основном из-за константы всемирного тяготения. Знаете, усталость теперь, на повороте перед финишной прямой, расцениваешь, как Божий дар. В часы сильной усталости эта самая земная гравитация тянет к центру планеты так, словно это не Земля, а пурпурный Юпитер или ядро Бетельгейзе. В такие часы понимаешь, что это не твоя реальность - тут не та физика. Не те константы. Хочешь сделать что-то плохое, чтобы уж умереть совсем прочь из этой ошибочной реальности с безобразно завышенной постоянной всемирного тяготения. Вроде того разбойника, который ругался слева, громко и с выражением выругаться тяжелыми страшными словами - вот они тут к месту, они весят и нормально гравитационно взаимодействуют с этой реальностью. Бабах!..

Наутро константа гравитации вроде бы сегка приходит в норму, глядь - вроде бы воскрес. Прохладное утро, голубая Вега в зените и синички. Но не окончательно воскрес: коварная константа гравитации притаилась где-то ниже щиколоток, чтоб потом, заливая чакру за чакрой, подняться до аджны. Хорошо хоть, пока не до самого верха. Та самая змеюка, что всё кусает адамовых сынков за ахиллово сухожилие. Никак ее не отцепить, значит, воскрес ты всё-таки не окончательно. Несмотря на ясный воздух, Вегу и синичек. Наверное, потому что не окончательно умер...

Хорошо бы ты научил меня не спотыкаться о битые кирпичи и ходить по звездам. Помяни меня во царствии твоем...

Великий Четверг



Великий Четверг - что-то вроде пралайи. Нулевая фаза, истинная суббота мира и его Архитектора. Здание достроено, уложен замковый камень свода, а в навершие шпиля вложена записка с универсальным кодом будущего. В богослужении Великого Четверга было много слов; теперь слова кончились и не нужны. В здании полумрак, пусто и гулко. Если дышать тихо и прислушаться, то можно уловить эхо из-под купола от тиканья твоих наручных часов. Они отсчитывают время до начала нового эона, когда из-под огромного камня, которым замкнули вход в пешеру, вдруг засияет через самые крошечные трещинки ослепительный Свет.
- Ты видел, Кастус ?
- Да перестань ты, Руф, еврейские сказки всё это, клянусь Аресом! Если бы ты не так накачивался местным неразбавленным...
- Да какие сказки... смотри, смотри, вот опять!