May 25th, 2019

Glimpses and reflections

Эмбиент - такая штука. Когда он у тебя в наушниках, ты начинаешь дышать и думать в другом ритме. Даже не в ритме, а чём-то другом, что не имеет отношения ко времени, а если и имеет - то это время другой размерности. Если обычное время можно сравнить с быстрой рекой, то это иное время - с морем. Оно никуда не течет. Оно просто есть. И ты оказываешься словно в гигантском океанариуме, и весь мир - с твоей стороны стекла. С той стороны остались только слова: душные, пыльные, навязчивые, как распространитель рекламных флаерсов; аллергенные, как сорняк амврозия. Чужие и, что особенно ценно в эмбиенте, свои. Ты больше не хочешь ничего про-, вы- просто -говаривать. Твоя лалана-чакра, где эти слова выбулькивались, теперь работает по-другому. Вкушает сладостную амриту безмолвия. Жалко, что плейлист кончается.



***

Если какое-то время постоять с закрытыми глазами, подставив лицо Солнцу, можно заметить, как меняется пламя за закрытыми веками - от оранжевой огненной сети, похожей на движущуюся крупномасштабную карту Вселенной, через рассеянное золотое свечение, словно ты завис в толще янтарного мёда, к заполняющему всё пространство сиянию, почти белому - точнее, не имеющему цвета или включающему в себя все цвета.
Если потом открыть глаза, можно уловить состояние, когда мир состоит целиком из Света. Свет является здесь материей, из которой построено всё. А "настоящая", непрозрачная материя стала призрачной - неуловимыми тенями на грани восприятия. И здесь никогда никого нет и всегда очень тихо.





***

Это всё эмбиент. Когда его долго слушаешь, то звуковой канал восприятия перестраивается, и даже без наушников обычный городской шум воспринимается как непрерывный длящийся аккорд, торжественный хорал, рокочущие басовые партии и над ними - отстраненные переплетения космических голосов без слов. (Впрочем, без наушников в городе я давно не хожу: не дай Бог, услышишь рядом: "...аяймугрютыахуелна...хахахйопт...". Я стреляный, научился защищаться. Эмбиент, транс, а если вокруг очень громко - рок с тянучими гитарными запилами вроде Джеффа Хили. "Jipsy woman told my mama/ When I was born..."(c)
Но к чему я всё это? Небо!
Эволюционно биологическое существо "человек" никак с небом не связан и оно ему пофиг. Там не растут бананы и не водятся мамонты. Но когда оный человек слушает такой вот эмбиент, то почему-то эволюционно обоснованные бананы и мамонты остаются внизу (в экране смартфона), и ты обращаешь взгляд к короне заката, и почему-то шепчешь: "Кетер..." Хотя до Кетера тебе ещё пилить и пилить: ты еще в видимый мир влюблен, как школьник, во все его цветики и бабочек. Может быть, ты всё-таки помнишь, кто ты и откуда ниспал?






***

Традиционный для этого фотоблога летний закат, затем что чем дальше, тем лучше я понимаю, что сказать мне... даже не мне, а вообще - нечего, некому и незачем. Все комбинации того, что можно сказать, высказаны тысячекратно и во всех сочетаниях: естественных, неестественных, противоестественных. Слова потрескались и отваливаются шелухой, как старая краска, которой какие-то неумные дворники зачем-то покрасили древнюю мраморную статую: наверное, думали - так красивше выйдет. На пьедестале той статуи написано "Созерцание".