Крадущийся в свете (newcopperbeard) wrote,
Крадущийся в свете
newcopperbeard

Categories:

Заметки на шмашане

(Нижеследующее - попытка осмысления проблемы1, проговаривание ее вслух. Можно сказать, запись "внутреннего диалога". Никаких утверждений автор тут не делает. Некоторые наблюдения и вопросы "а может быть, это так?")

Прочитал тут на "Ахилле" неожиданно умную и не вполне типичную для христианского дискурса статью "Молчание Бога". Приведу оттуда отрывок:

Поиск опоры
Ответ, к которому я пришёл, представляется вариацией на тему традиционных мотивов христианского экзистенциализма. Его можно сформулировать так: бытие в целом, описываемое только негативными высказываниями («не множественное», «не обусловленное», «беспредельное»), значимо для человека, как горизонт. Как последний предел, до которого мы доходим в поисках опоры. А опору мы ищем, потому что сознаём время – помним прошлое, и предполагаем наступление будущего.
Осознание времени даёт нам, людям, множество практических преимуществ. Мы можем аккумулировать огромное количество знаний. Мы можем ставить цели, выходящие далеко за рамки непосредственно данных нам вещей. Мы можем вырабатывать и осуществлять долгосрочные планы действий.
Но это же осознание оборачивается проклятием, тяготеющим над жизнью каждого из нас. Мы осознаём, что любой наш успех, любое достижение, любое удовлетворение – временно. Завтра оно или прекратится, или утратит свою значимость, или, в лучшем случае, для его сохранения придется прилагать дополнительные усилия.
Завтра многие вещи окажутся не такими, какими видятся сегодня – и что из-за этого мы обречены совершать ошибки. Мы осознаём собственную смертность. Мы осознаём смертность всех, кого мы любим. Мы осознаём, что все наши дела, все наши ценности, все созданные нами вещи, и даже все известные нам природные объекты со временем разрушатся, перестанут существовать. И осознание всего этого отравляет нашу жизнь. Тревога и забота становятся нашими постоянными спутниками.
Мы ищем в мире какую-нибудь вещь, какую-нибудь ценность, какой-то принцип, которые бы не были подвержены всеобщей изменчивости и тленности. Мы хотим за такую ценность уцепиться, чтобы было возможно сказать – да, всё проходит, но, по крайней мере, действовать так, как я действую, правильно всегда и везде. Да, всё проходит, но то дело, которому я служу, не пропадёт; значит, не пропадут и лично мои усилия.
В чём только люди не ищут такую опору! В «традиционных ценностях» и в строительстве коммунизма, в надежде на прогресс и в самоотверженном служении матери-Земле, в религиозной принадлежности и в пылкой вере в торжество науки.
Но, что бы мы ни делали, все эти усилия, в конечном счёте, оказываются тщетными. В лучшем случае, мы добиваемся тех или иных временных успехов, но не избавляемся ни от конечности, ни от изменчивости всех живых существ, всех вещей, и всех ценностей.
Мы переходим от одной ложной надежды к другой, и, в конце концов, доходим до предела – до мира в целом. Мы обращаем к нему тот же самый навязчивый вопрос – не будет ли он к нам благосклонен? Не избавит ли он нас от изменчивости, смертности, подверженности ошибкам? Другими словами, не приобщит ли он нас вечности?
Хватаясь, в поисках опоры, за любые отдельные вещи, существующие внутри мира, мы, рано или поздно, получаем отрицательный ответ. Теперь, пытаясь ухватиться за мир в целом, мы впервые не получаем ни отрицательного, ни положительного ответа.
Не множественное, ничем не обусловленное, не имеющее пределов бытие – образ, который мы пытаемся, но так и не можем себе представить при этих словах, вызывает разные чувства. Тут и раздражение, что тайна не даётся в руки; и благоговение перед тайной, когда мы устаём от попыток её понять; и восхищение бытием, которое существует своей собственной силой, не нуждаясь ни в каких внешних причинах.
Но, поскольку все наши знания о мире в целом касаются только того, чем он не является; поскольку мы не можем его описать или понять, мы не можем делать никаких выводов и о его отношении к нам (и даже о том, применимо ли вообще здесь слово «отношение»).
Я так и не получаю гарантий, что хотя бы «лучшая часть меня избегнет похорон»; что бытие в целом, будучи вечным само, как-то сообщит эту вечность моей жизни, и/или жизням моих близких, или моему делу, или моему народу, и т.д., и т.п.
Более того, я так и не получаю абсолютного критерия, с помощью которого можно было бы отличать правильные (угодные Абсолюту) действия и замыслы, от неправильных (неугодных Абсолюту) действий и замыслов. Всё, что как-то существует в мире – угодно вечности; и всё, что существует, вечности неугодно – потому что обречено на гибель – вот неоспоримый и неутешительный вывод.
Если мы, разочаровавшись во множестве ложных богов – в силах и явлениях, существующих внутри мира, воззвали к бытию в целом, как к своему Богу, в ответ мы получаем молчание. Наш Бог молчит. Увы.

Молчание Бога

Понятно, что большинство людей успешно избегают личного столкновения с молчанием Бога. Одним удаётся обманывать себя религиозными символами, другим – ценностями секулярного общества. Но иногда, в пору жизненных кризисов, мы перестаём верить в ценности, ещё вчера казавшиеся незыблемыми. Так однажды произошло и со мной. Многие другие так утрачивали христианскую веру – я, в возрасте 28 лет, тоже утратил веру, но не христианскую, а антихристианскую. На протяжении ряда предшествовавших лет я был социалистом, марксистом, активистом одной из небольших леворадикальных организаций, действовавших тогда в России. Разуверившись в марксизме и социализме, я оказался лишен какой-либо опоры – и с размаху ударился о молчание Бога.
Что можно сделать в такой ситуации? В буквальном смысле слова – ничего. Остаётся смириться; остаётся принять, что вечное бытие не сообщает вечности нашим делам, нашим ценностям, нашим жизням. И вот, когда смиряешься с этим, происходит удивительное. Наши желания, в очень большой степени, питаются надеждой на осуществление. Когда надежды умирают, желания, лишившись питания, ослабевают. И в этот момент прекращаешь мучиться отчаянием, просто потому, что устаёшь от отчаяния. В этот момент перестаёшь задавать вопросы молчащему бытию, и требовать ответа. В этот момент просто принимаешь то, что есть.
И внезапно оказывается, что жажда получить ответы перестала заслонять чувства, вызванные мысленным созерцанием не множественного, не обусловленного и не имеющего пределов бытия/Бога – удивление, благоговение, восхищение. Стоило мне самому умолкнуть – и молчание Бога оказалось насыщенным и осмысленным.




Тема "молчания Бога" как богооставленности часто звучит у христиан, у православных особенно. Уныние, "духовная сухость" - промыслительное оставление тебя Богом. И большинство православных (из известных мне) пребывают в состоянии почти непрерывной "духовной сухости" (плавно перетекающей в уныние), из-за того, как мне кажется, что воспринимают как отсутствие (в лучшем случае "промыслительное" или "обучающее") то, что на самом деле является присутствием. В древности об этом Присутствии хорошо знали:

"Когда подумаю: утешит меня постель моя, унесет горесть мою ложе мое,
ты страшишь меня снами и видениями пугаешь меня;
и душа моя желает лучше прекращения дыхания, лучше смерти, нежели сбережения костей моих.
Опротивела мне жизнь. Не вечно жить мне. Отступи от меня, ибо дни мои суета.
Что такое человек, что Ты столько ценишь его и обращаешь на него внимание Твое,
посещаешь его каждое утро, каждое мгновение испытываешь его?
Доколе же Ты не оставишь, доколе не отойдешь от меня, доколе не дашь мне проглотить слюну мою?
"
(Книга Иова)

Думаю, Бог никогда и никуда не уходит. Он не оставляет; "отсутствие Бога" - это другой Его лик. Господь, отвечающий Иову из бури, темный лик Бхайравы. Довольно трудно человеку нашей традиции, что вся постороена на дуализме "светлое-темное" (на зороастрийском дуализме, если покопаться2) увидеть, что ужасающий Бхайрава - это тот же благой Шива, Бхоленатх, "господин простецов". Восток в этом отношении более счастлив, он подходит к проявлениям Бога целостно и умеет работать с теми состояниями, где "Бог оставил". (Конспективно упомяну агхору и практики чод в ваджраяне.)

Недавно меня стукнуло, что книга Иова (по некоторым мнениям, самая древняя книга Библии) - тоже вполне агхорийская по духу. "Неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?" - Иов принимает проявления Бога в их целостности и единстве. Сидя на шмашане, он скоблит себя черепком, стенает, негодует и ругается, но принимает Его целиком, в Его недвойственности. А вот в "дискуссии" друзей Иова в сжатом виде видна вся последующая история западной мысли с ее дуализмом, с ведущими в тупик попытками расщепить Целое на понятные, элементарные составляющие. Это же всё там - проблема теодицеи, бесконечные дискуссии об "оправдании верой и делами" и прочая двоичная проблематика. Отсюда же - "подсознание" и заталкивание в него того, что тебя в тебе ужасает и ты не решаешься это даже не принять, но и просто увидеть в себе. Бог не отвечает словами, не объясняет, он просто показывает левиафана и бегемота, которые тоже ты. Как и сам Бог.

Я так думаю, что эта бинарность кроется в свойствах языка, на котором мы говорим. Полностью отстроиться от нее нельзя. (Примечательно в этом смысле, что материалы об агхориях и гневных воплощениях божеств очень любят помещать на разных сатанистских ресурсах, в то время как у православных людей вообще вся индийская тематика вызывает ступор, ужас3 и отрицание с порога). Ну не может европеец выпрыгнуть из бинарной логики "черное-белое"!4

...Впрочем, он пытается, и наверное, у него это получится на путях молчания ума и внимания. Внимания - от слова "внимать". "Антоний, себе внимай!" Почему "себе", а не "Мне"? Потому, что ты есть Я, tat twam asi.

Скорее всего, популярность в "цивилизованном мире" темы об остановке внутреннего диалога теперь объясняется тем, что есть настоятельный запрос на это. Теперь мы настолько много знаем о вселенной и о себе, что освоить накопленные знания на путях бинарной европейской парадигмы просто невозможно. Слово выгорело в камерах сгорания первой ступени и исчерпало себя.

Пара фоток в тему: наши местные бабочки, практикующие агхору.




_______________________________________

1И да, я религиозный человек. Ну, ушибленный этой темой. Несовременно, неприкольно, некруто - но я такой. Многих от этой темы корёжит - ну что ж, не читайте.

2Фарисеи, которых обличал Иисус и которые были влиятельной школой в иудаизме - от "фарси", "персидская вера". Есть мнение, что очень многие идеи (Страшный суд, два воскресения, финальное разделение на добрых и злых, да и идея дьявола, как могущественного противника Бога) были усвоены иудеями из зороастризма во время вавилонского пленения.

3Кроме таких счастливых исключений, как проф. Андрей Зубов, например.

4Впрочем, это успешно делают поэты:

Мне чужды ваши рассуждения:
«Христос», «Антихрист», «Дьявол», «Бог».
Я ясный иней охлаждения,
Я ветерка чуть слышный вздох.

Мне чужды ваши восклицания:
«Полюбим тьму», «Возлюбим грех».
Я причиняю всем терзания,
Но светел мой свободный смех.

Вы так жестоки — помышлением,
Вы так свирепы — на словах,
Я должен быть стихийным гением,
Я весь в себе — восторг и страх.

Вы разливаете, сливаете,
Не доходя до бытия.
Но никогда вы не узнаете,
Как безраздельно целен я.
(К. Бальмонт)

***

Я не сам ли выбрал час рожденья,
Век и царство, область и народ,
Чтоб пройти сквозь муки и крещенье
Совести, огня и вод?

Апокалиптическому Зверю
Вверженный в зияющую пасть,
Павший глубже, чем возможно пасть,
В скрежете и в смраде - верю!

Верю в правоту верховных сил,
Расковавших древние стихии,
И из недр обугленной России
Говорю: "Ты прав, что так судил!

Надо до алмазного закала
Прокалить всю толщу бытия.
Если ж дров в плавильной печи мало:
Господи! Вот плоть моя".
(М. Волошин)
Tags: с претензией на проникновение в суть, с претензией на человековедение, умный вешь скажу
Subscribe

  • (no subject)

    (По итогам вчерашнего): Еще раз убедился, что юность - это не только самое прекрасное, но и единственно достойное и имеющее право на существование…

  • (no subject)

    "Сказываю вам, если они умолкнут, камни возопиют!"© - У человечества отмирает привычка смотреть вверх. Когда-нибудь древние и…

  • 12000 рублей на лекарства многодетной матери

    Оригинал взят у kakpomoch_ru в 12000 рублей на лекарства многодетной матери Дорогие друзья! В «Какпомочь. ру» снова обратилась Елена,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments